19:16 

А почему бы и нет. Too young to die глава 1, часть 1

Каэтана Ра
Придет смерть, и у нее будут твои глаза.

Переводчик: Огненная страница, она же Каэтана Ра.
Автор: thebombhasbeenplanted
Рейтинг: R
Жанр: Angst/AU/Drama/POV
Размер: Макси
Статус: В процессе
Саммари: Гарри Поттер хорошо осведомлен о справедливости и несправедливости. По крайней мере, он так думал, прожив взаперти в семье Поттеров. Родители игнорировали его, замечая только брата - Мальчика-Которым-Выжил. Но слово "несправедливость" вышло для него на новый уровень, когда его сестра, Наташа Поттер, умерла. Этого не должно было произойти.
Предупреждение: AU, OOC.
Пафос. Довольно взрослые рассуждения для ребенка.


Вот теперь буду по кусочкам тут выкладывать, да.



— Гарри?

— Да, Наташа?

— Почему мама и папа ненавидят нас?

Я должен ей солгать. Я должен сказать, что это не так, что наши родители любят нас, просто не показывают этого.

Но я не смог. Не могу и не буду лгать ей. Не было никакой пользы во лжи.

— Не знаю, Наташа. Правда не знаю, — я обнял ее и прижал к себе. Эта ночь обещала быть одной из тяжелых.

Я ощущал, как она начинает всхлипывать, утыкаясь в мою рубашку. Ее маленькое тельце сотрясается в моих руках, а я вспоминал свое собственное откровение о родителях.

Нет, не так. О Лили и Джеймсе.

Мне было пять. То есть три года и пару месяцев назад, когда семья Поттеров поехала на чемпионат мира по квиддичу во Франции. Воспоминания об этом событии вновь воскрешает во мне былой гнев, ненависть к Лили и Джеймсу, которую я пронесу с собой через всю мою жизнь,

На небе не было ни облачка, солнце светило над толпой, словно пламя дракона в кромешной тьме пещеры. Это был самый что ни на есть настоящий летний день, очень жаркий и душный, без единого дуновения ветерка.

Зачарованные коридоры и тропинки охлаждались на полную мощность, но даже профессиональные чары с трудом справлялись с обеспечением комфорта почти десяти тысячам взволнованных волшебников и ведьм, кричащих и обливающихся потом. И мы, как и все эти люди, уселись на свои места в ожидании шоу перед матчем.

Наташа плакала и цеплялась за руку мамы, папа разговаривал с Заком, а у меня был стакан тыквенного сока. Всюду летали люди на метлах, вырисовывая рекламу магическим дымом прямо в воздухе или выкрикивая ее с помощью Соноруса. Кого-то вылавливала охрана: похоже, разрешения на такое никто не давал.

Это лучший день в моей жизни. Так думал я, пытаясь запечатлеть в памяти все, что только мог увидеть.

Так много людей за пределами нашего дома, так много новых вещей можно увидеть, почувствовать их запах, услышать. Продавец из ларька даже спросил, не хочу ли я чего-нибудь, когда родители покупали Заку мороженое. Вот так я и получил стакан сока.

Прекрасный день.

Именно из-за сока мне захотелось в туалет, но я не мог пойти туда в одиночку. "Матч начнется через тридцать минут, тридцать минут." Вещал голос с амфитеатра, пока мой обзор почти полностью перекрыла огромная женщина с лицом хорька на ковре-самолете.

Тридцать минут? Мне нужно ходить в туалет сейчас, чтобы потом мы не пропустили ни единой минуты матча.

— Пап? — я повысил голос, чтобы привлечь его внимание. — Пап?

— Гарри, я рассказываю своему сыну одну из квиддичных историй, которая произошла со мной. Ты не можешь подождать? — он смотрит на меня раздраженно. Я не должен был прерывать его вот так.

— Мне нужно в туалет.

— Вот в чем мораль, милая. Надо заглядывать туда тогда, когда было на это время. Заккери, тебе нужно в туалет? Либо сейчас, либо уже только после матча, — настаивала Лили, все еще занятая тем, что манипулировала моей сестрой.

Заккери иногда не блещет умом: он отмахнулся от мамы, даже не дослушав ее. Сейчас для него не было ничего важнее шоу перед матчем, которое происходило на поле. Там играли песню, которая перекрывала даже весь шум в небе, что само по себе уже было подвигом.

Папа, словно забыв о моей просьбе, продолжил рассказывать свою байку Заккери, который явно его не слушал.

— Мам, можешь проводить меня до туалета? — мне очень было нужно туда.

— Джеймс, отведи Гарри в туалет, пока игру не начали.

— Хорошо-хорошо, сейчас схожу!

Нам пришлось проблуждать минут пятнадцать, прежде чем мы наконец нашли туалет. Дали объявление зрителям подготовится и занять свои места, так как матч начнется через десять минут.

Я вбежал в уборную и сделал все свои дела как можно быстрее, не обращая внимания на яркую рекламу на стенах туалета. Мне не хотелось давать ни единого повода папе отругать меня. Быстро вымыв руки, я выбежал из уборной. Матч еще не начался.

— Пап? — где он?

Я осмотрелся и позвал еще раз.

Этот день открыл мне глаза на Лили и Джеймса.

Сколько себя помню, мне всегда казалось, что я был разочарованием для родителей, словно я и не был частью семьи. Мои родители редко уделяли мне внимание, да и если обращали, то скорее чтобы дать указание. Мне казалось, что это была моя вина. Мне казалось, что я ужасный ребенок.

Только Зак, Мальчик-Который-Выжил, победитель Волдеморта, Выживший.

Он был хорошим мальчиком. Он был милым, родители любили его больше всего на свете, и он отвечал им тем же. Не стоит упоминать, что он, без сомнений, был созданием светлой магии, раз уж он пережил убивающее проклятье.

И именно в этот момент моей жизни я наконец осознал ужасную мелочь.

Я не совершал ошибок. Я не был для них позором. Мои родители не любили меня просто так.

Десять минут до начала матча. Меня нужно было подождать всего пять минут. Он не стал ждать. Он бросил меня здесь и ушел к семье. И никто не спросил, куда я делся.

Весь матч я проплакал в туалете, потому что не мог самостоятельно найти путь назад через эту толпу волшебников. И единственное, что меня спасло от Мерлин знает чего, так это ведьма, которая обнаружила меня плачущего и привела обратно после матча. Ее шокировала реакция Лили и Джеймса.
— О, боже, я совсем забыл, спасибо вам большое.
Он забыл.

С этого дня я начал ненавидеть их в ответ.

Я ненавидел их за то, как они себя вели, игнорировали двоих своих детей и отдавали все свое внимание только Заккери. Я ненавидел их за то, что они не давали ни единого шанса Наташе и за то, что они держали нас взаперти.

Семья Поттеров оградилась от магического мира сразу после того, как Тот-Кого-Нельзя-Называть был побежден. Захарий Поттер стал известнее Альбуса Дамблдора, после того как пережил убивающее проклятие одного из самых могущественных магов в мире. Эта маленькая сказочка довольно быстро прошла по всему миру, и все, что оставалось Лили и Джеймсу, чтобы вырастить сына здоровым — удалиться от мира волшебников, оградить дом и вырастить его в защищенном помещении.

Вот что они сделали. Вырастили Заккери.

А вот я и Наташа — другая история. Я — близнец Зака, она же надва года младше нас. И больше всего меня выводит из себя факт, что Лили и Джеймс обращают на нее внимания еще меньше, чем на меня.

Довольно рано я стал считать своей обязанностью заботиться о ней. Когда мы были совсем маленькими, мы всегда были вместе. Рисовали, играли, ели, спали. Она терпеть не могла спать в одиночестве, и я должен признать, что и сам лучше засыпал, когда она была рядом. Иногда я задаюсь вопросом, не сыграл ли я роль в том, что Лили и Джеймс обращали на нас так мало внимания. Но вместе с тем я сомневаюсь, что они вообще замечали, что не заботятся о нас. Они смотрели только на Заккери.

В очередной раз прогоняя в голове нашу сраную ситуацию, я чувствовал, как в моих венах вскипает кровь. Мои руки затряслись, я даже не заметил, как на глазах выступили слезы. Наташа наконец заснула.

Я ее защитник. Ее страж. Я — единственная семья, которая у нее есть, так же, как и она для меня. Я не мог вспомнить, когда я так решил. Казалось, будто это всегда записано в моей голове с самого первого мига моего существования.

Поскольку я старше ее на два года, я понимаю ее чувства. Я знаю, как это несправедливо. Как ужасно видеть, что каждый вечер ее родители целуют Заккери перед сном, но при этом даже не останавливаются рядом с ней, чтобы пожелать спокойной ночи.

Поэтому я помогал ей, желал ей спокойной ночи, целовал ее перед сном. Я был рядом, когда ей хотелось реветь, когда ей хотелось смеяться. Брал на себя вину за ее проступки, когда мог. Следил, чтобы она правильно питалась. Я вырастил ее.

Наташе никогда не удавалось закрыться от всего мира так, как мне. Она не могла принять все как есть и держать чувства внутри. Думаю, два года разницы сыграли свою роль. Но я все равно научу ее. С ней все будет в порядке. В конце концов, только из-за нее я продолжал двигаться вперед. Я бы давным-давно сбежал, если бы не она.

Иногда я думаю, как бы все обернулось, если бы я решил сбежать вместе с ней. Эта мечта всегда прекрасна. Мы сбежали, нашли свое место и счастливо живем где-то далеко от этого дома. Но потом реальность вышибает дверь и уничтожает все в нашем воображаемом доме.

В конце концов, у меня нет даже палочки. Слишком много невозможного вставало у нас на пути. Деньги, еда, законы, магия – все это было против нас.

Медленно сон охватил и меня. Только ее сладкое и теплое присутствие не давало моим мечтам начинаться со сцены, в которой я сначала вырываю глаза Лили и оставляю их на прикроватной тумбочке, чтобы она наконец-таки смотрела на нас с Нат. Когда моя сестра рядом, я наконец могу мечтать. Прекрасные горы. Снег блестит так, будто бы он отражает свет божий, что с небес сходит. Меня окутывал сон.



@темы: Too young to die

URL
   

Записки

главная